Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:17 

[217.

меня не помнят.
Все пишут о войне. Грузия/Осетия/Россия. Я не силен в политике. Я не смотрю новости, не читаю их в интернете, но мне хватает того, что кричат на каждом углу. Все пишут о войне; все против войны.
Я тоже против. У меня своя война. О ней не клепают репортажи для вечерних новостей по первому каналу, о ней не говорят по бибиси и евроньюз. О ней не поют и не пишут; о ней-то, собственно, никто и не знает, кроме меня. У меня своя война, где-то в глубине души, я борюсь с самим собой, здесь и сейчас, без перестрелок и привлечения третьих сторон.

01:14 

[216.

меня не помнят.
А у меня сорок четыре гига ностальгии непросмотренных, и еще зажигалка с фонариком.
Спасибо, что выслушали: наболело.

23:54 

[215.

меня не помнят.
Мне в ухо орет Ричард Арчер, и я спотыкаюсь на ровном месте. Мне в ухо орет Ричард, который Арчер, а я растягиваюсь на асфальте. Арчер, тот, который Ричард, никак не заткнется, а у меня кровоточат локти и садянят колени. Как будто мне снова пятнадцать.
Ричард, тот, который Арчер.
А мне пятнадцать; и школьная медсестра мажет мне зеленкой костяшки пальцев. Мне снова пятнадцать, а я сижу, крепко сжимая левой рукой запястье своего брата.
-Ты можешь его отпустить, - говорит мне медсестра.
И я киваю, и продолжаю держать его за руку. Арчер, тот, который Ричард, продолжает орать мне в ухо. Мне снова пятнадцать, и я дерусь со своим одноклассником. Мне снова пятнадцать, и я защищаю своего брата. Нехилая такая ссадина на подбородке, я провожу по ней пальцем и морщусь. Эта ссадина - ночью мой младший брат будет зацеловывать ее, так нежно, как только умеет.
Мой младший брат, он ждет меня в школьной раздевалке. Он ждет, пока у меня закончатся уроки. Мой младший брат, он поднимается на ноги, и испуганно смотрит на этих идиотов, которые учатся со мной в одном классе. Мой младший брат, он вздрагивает, как от удара, когда один из них отпускает колкую шуточку о нем. Колкую шуточку о нас.
Мне снова пятнадцать, я защищаю своего младшего брата. Ричард, который Арчер, все еще орет мне в ухо, когда я получаю удар в челюсть.
-Тебе не надо было, - говорит он после.
Мой младший брат, он обнимает меня, пряча лицо у меня на груди, и говорит, что мне не надо было этого делать. Мой младший брат, я прижимаю его к себе, целуя его в макушку.
Мне снова пятнадцать, и я сплю со своим младшим братом, а Арчер, тот, который Ричард, продолжает орать мне в ухо.

01:58 

[214.

меня не помнят.
Ну что, что тебе рассказать-то? Это вечности три назад было, плюс еще несколько месяцев. Вроде бы. Я точно не помню, я всегда путаюсь в датах. Вот, представь, стою я, значит, с сигаретой в зубах. Незажженной сигаретой. Ну, зажигалка сломалась, спичек не было; а курить хочется до одури. Курить мне всегда хочется, впрочем, не только курить.
Ну вот и представь: подхожу к нему, жестами огонька прошу. А он тоже курит. Наушник левый из уха вытащил, на меня смотрит, ухмыляется. А у меня, значит, носки дурацкие: в полосочку. И стою я перед ним, как дурак, с этой незажженной сигаретой в зубах и носками в полосочку. Джинсы рваные, футболка мятая. А он разглядывает меня и ухмыляется, значит. И свою сигарету мне протягивает. И я думаю: "Ну, блин..", прикуриваю, а он разглядывает все меня. Прищуривается.
-А меня, - говорит, - Фридрих зовут.
Мне он, значит, говорит. Прикинь, да? Фридрих, значит - а я перед ним в носках в полосочку и джинсах рваных. Улыбаюсь так, знаешь, как идиот. Сигарету ему его обратно отдаю, а он ухмыляется все.
"Ну, все, блин.." - думаю. И опять затягиваюсь.
-Фридрих, блин, - говорю, - а, Фридрих...
А он ржет, зараза. А я тоже ржу, как идиот, стою перед ним - носки в полосочку, футболка мятая. Представляешь? Так и познакомились, значит, у мусорных баков, на которых кто-то баллончиком намалевал: "Выход есть".

22:57 

[213.

меня не помнят.
С днем рожденья, любимый мой.
/крупными буквами./

URL
23:27 

[212.

меня не помнят.
Центр города, вечер, мы обворовываем банкоматы.
Жарко, на мне - джинсы с черной рубашкой, и в левом наушнике орет Скутер. Я оглядываюсь, ты нажимаешь на кнопки. Скутер говорит, что я должен держаться. Или это он должен держаться. Я не понял точно. Все, что я делаю - переключаю песню. Все, что я умею - прятать глаза за солнечными очками.
Ты берешь меня за руку, чуть повыше локтя. Надвигаешь козырек бейсболки на лоб. Взгляд вниз, ты улыбаешься уголками губ. Ты говоришь мне: "Идем." Говоришь, тянешь за собой.
Скутер орет в левом наушнике, а ты продолжаешь тянуть меня за собой. Я не знаю, куда мы идем, я никогда не спрашиваю, что ты задумал. Я оглядываюсь, ты запихиваешь деньги мне в задний карман джинсов. Там - ровно две тысячи, можно не пересчитывать; банкоматы никогда не ошибаются. Ты никогда не ошибаешься.
Скутер говорит: "Я просто хочу быть здесь."
Майк говорит: "Я могу все исправить."
Я не Майк, но я тоже могу исправить, и если не все, то почти все. Жарко, я прячу глаза за солнечными очками. Вечер, ты все еще держишь меня за руку, повыше локтя, сжимаешь пальцы.
Я оглядываюсь.
Я просыпаюсь, хватая губами воздух.

19:51 

[211.

меня не помнят.
Потерялся в днях недели, где-то между вторником и четвергом.
Обещаюсь скоро найтись.

12:28 

[210.

меня не помнят.
Поругался с биологической, поругался с женой, поругался с дорожной полицией. Почти по тексту Васильева, именно; только мне все это не приснилось. Мой драгоценный собак и тот заболел, заблевав мне весь пол в коридоре; а билеты на самолет странным образом подорожали.
И, знаете, что? Нахуй такую  @удача. Мне и так хорошо.

23:22 

[209.

меня не помнят.
А я свихиваюсь: третью ночь подряд какой-то придурок со второго этажа наяривает на флейте мелодию из моего детства. Мелодию из Х/1999, да-да, детство у меня было странное.
Вот представьте: сидите вы на подоконнике, курите, в пасьянс на сотовом играете, или смс старые перечитываете; да и мало ли можно сделать со своим мобильником? Так нет же, найдется какой-то идиот, который будет ностальгически наяривать вам воспоминания из вашего детства.
На флейте, значит, наяривать.
Сперва тихо, так тихо, что с трудом вообще можно уловить какие-то звуки. И с каждой минутой все громче и громче, но постепенно. И в тот миг, когда вы понимаете, что это за мелодия, вы рискуете ебнуться с этого подоконника, ибо вам кажется, что вы свихнулись.
Вы еще не знаете, что это какому-то мудаку делать нехрен по ночам.
Это вы поймете только часа через три, когда сообразите, что звук этот - не в вашей голове. А пока вы крутите в руках этот сотовый телефон и соображаете, вспоминая телефон ближайшей психушки. Задумываетесь о всяких таблеточках, укольчиках, санитарчиках и санитарочках. Эти мысли вам не очень нравятся, но вам еще три часа так думать, так что не отвлекайтесь.
Вы только утром разберетесь, откуда именно шел этот звук, утром позвоните в дверь этому козлу и сообщите, что он мешает вам спать. А он-то что, похихикает, помахает флейтой - она все еще будет у него в руках - пожмет плечами и скажет, что просто пытается сделать мир лучше.
Кстати, плюнете ему на порог вы только после того, как он закроет дверь перед вашим носом. Не надейтесь, вы не успеете.
Так о чем это я? Ах да, дорогие мои. Не делайте мир лучше, мне и так хорошо, честное слово.

21:07 

[208.

меня не помнят.
21:37 

[207.

меня не помнят.
И, да, я чуть не забыл - наше творение по Торч.вуду лежит здесь.

17:01 

[206.

меня не помнят.
И вот, они все влюбляются, встречаются, женятся и разводятся. Они ругаются и мирятся, бьют тарелки и чашки, бьют об паркетный пол весь этот гребаный мир, а затем этот гребаный мир спасают. Рыдают и смеются в голос, ходят в кино дружной компанией и кидаются в зрителей попкорном. Они работают все лето в поте лица, в каком-либо интересном месте, с интересными людьми и занимаются, в общем-то, любимым делом. Или они бродят по улочкам Лондона, или Рима, или Барселоны. Они жалуются на загаженность каналов в Венеции и отсутствия нормальных сувениров в одном из городков Кореи. Они бегут по тротуарам с мороженным в одной руке и сигаретой в другой - и в таком вот виде запрыгивают на ступеньку уходящего автобуса, а потом ругаются с водителем, кондуктором и пассажирами.
А я, блин, купил книжку. Заметьте, даже не спиздил.

22:15 

[205.

меня не помнят.
Дорогая Фея,
Подари мне пожалуйста дробовик, и я перестреляю большую часть населения этого ебанного городишки, со всей этой толерантностью и демократией, привет Фине и предрассудкам. Еще, может, я убью, наконец, свою биологическую семью, чтобы больше ни одна собака - хэй, Финя, привет! - не спросила, за что же я ее так ненавижу.
Дорогая Фея,
Я был все эти годы таким паршивым мальчиком, если не веришь - спроси у Фини, так что, пожалуйста, позволь мне таким и оставаться. Это ведь даже не для себя, но, для улучшения этого гребаного мира.
Большое спасибо тебе, Фея. Просто заранее.
Ах да, еще, может, я добью прикладом по голове создателей этой тормозиллы факер.фокс.

14:23 

[204.

меня не помнят.
Жил-был Сэвьер. Жил, умирать не собирался, нервно курил и любил работающие зажигалки. А работающие зажигалки его не любили, они, ха-ха, любили неработающие зажигалки. И моментально, через пару-тройку дней, попадая к Сэвьеру, ими и становились. Работающие, значит, становились неработающими. Ломались, короче.
Неработающие зажигалки Сэвьера любили - и не работали у него при каждом удобном и неудобном случае. А Сэвьер неработающие, не любил; все помнят? Сэвьер любил работающие, которые у него, впрочем, долго не задерживались.
Такая нелепая жизненная сказка о любовном треугольнике.
А потом пришел брат Сэвьера и зажигалки все отобрал, и работающие, и неработающие; все, в общем. Сэвьер подумал-подумал, бросил курить и стал любить брата. Так нелепая жизненная сказочка о любовном треугольнике превратилась в инцестную сказочку, тоже вполне реальную.
А зажигалки... Ну и хер с ними, с зажигалками.

15:26 

[203.

меня не помнят.
Я его почти не помню. Не помню его голоса. Не помню, как он выглядел. Не помню, а может, и не знал никогда ничего о его привычках и любимых выражениях. В последний раз я видел его года четыре назад, или около того, так что неудивительно, что память мне отказывает. И в нашу последнюю встречу дождь лил, как из ведра. Мы сидели на скамейке в одном из двориков моего района, был май, и он уходил в армию.
Не помню, о чем мы говорили, возможно о том, что я буду ему писать, или что он будет мне писать, возможно, он обещал позвонить, когда вернется. Могу лишь предполагать, но правда в том, что на самом деле я почти ничего о нем не помню. Только запах - сигаретный дым и кофейные зерна, и еще, может, бесконечный дождь, холодными каплями, до дрожи в руках. Шрам на левой ладони у меня появился после, поэтому пальцы еще не затекали.
Кажется, он обнял меня на прощанье, но говорил ли он что-то еще, я не знаю. Кажется, дождь не прекращался еще дня три или четыре, а меня выворачивало от запаха кофе. Диппсихоз, продолжающийся ровно одну неделю - такое бывало каждый май; с тех пор - и по сегодняшний день.
Я больше ничего о нем не слышал, жив он еще или нет, я не знаю. Да что там, я не помню даже его настоящего имени. Впрочем, и прозвища тоже не помню. Курил он, разве что, много. И еще, от него пахло кофем.

01:31 

[202.

меня не помнят.
А потом Россия выебала еще и голландцев.
А потом вышеуказанным фактом выебали мозги мне.

01:05 

[201.

меня не помнят.
00:41 

[200.

меня не помнят.
Всю жизнь в футболе болел за секс. К середине первого тайма внезапно понял, что болею еще и за Россию. Мир не перевернулся, но Россия поимела тот еще секс с греками - 1:0 пока.
А теперь Хиддинк должен выпустить на поле братьев Березуцких и болеть я буду еще и за инцест.

Апд: Гус Хиддинк сидел грыз ногти, а я дождался-таки Березуцкого. Правда, только одного, так что инцеста не вышло. Но, Россия молодец, да.
запись создана: 14.06.2008 в 23:50

15:12 

[199.

меня не помнят.
"...а потом мы стремительно исчезаем с плакатов "Marlboro" и - ба-бах, от нас остаются только сигареты."
Это не начало новой жизни, и уж, упаси боже, это не является новой жизни продолжением.
Сценарий весь - тоненькая папочка и несколько заляпанных жирными пятнами листочков формата А4. Режиссер был пьян, а оператору было просто все пох, хотя богом он, по сути-то, не был.
Кстати, если кто из вас правда думает, что первая буковка "s" в моем новом логине означает именно "sky", то бишь, "небо", то это не означает отсутствие у вас фантазии, нет. Просто вы плохо меня знаете.
Это выглядит так, как будто вы разжевываете кофейное зернышко, а слышится - словно перевод любительский, хреновенький, гнусавый; и в перерывах между репликами переводчик еще и жрет сухарики.
Добро пожаловать домой, ага.

20:29 

[198.

меня не помнят.

Все собаки попадают в.

главная