• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:44 

[297.

меня не помнят.
Смена паролей, явок, плюс тридцать. Эта запись могла бы состоять сплошняком из текстов песен, которые крутятся в моей голове раз за разом, описывая мое состояние, окружение, бедствие за окном и тэ дэ, да вот толку-то; кому это интересно.
Я здесь, я все еще здесь, живу, трахаю мозг родственникам и друзьям и подобие мозга остальным; наяриваю по пятому кругу одни и те же мелодии да огненный стаф.
А я прощаюсь здесь; потому что прав, потому что нельзя так дальше, и потому что просто так надо. А это все не про вас, все не вам, и я сам с собою где-то тихо; да только, знаете, знаете, что?
Идите вы нахрен, дорогая редакция.

И я мог бы так же,
Уже не боясь, что если уйти,
То уйду -
Навсегда.

15:52 

[296.

меня не помнят.
Я скитаюсь по твоим снам, проживаю в них твою жизнь, смотрю на тебя твоими же глазами; и все это - как ни в чем не бывало. Просыпаюсь так, ловлю ртом воздух, а ты потом еще и извиняешься за это. Ты не хотел. Я не хотел. Так получилось. Так случайно. Так вышло.
И до смешного: выпиваю твой утренний кофе, последнюю сигарету из пачки - твоей пачки, последний прямоугольник туалетной бумаге и то использую, а ты потом ноешь в сортире, а я уже вроде ушел куда-то.
Твои же монетки на автомат с кофе, твои взгляды на тебя же - из зеркала в чужой прихожей; затем общественный транспорт, но проездной билет все-таки тоже твой, а я как будто сижу у тебя на плече, по-пидорски положив ногу на ногу, щурюсь - в твоих глазах весеннее солнце, а вопли трахающихся кошек раздражают твой слух.
Мы как будто так как-то, а будь ты лабиринтом, я был бы минотавром: тебе без меня скучно, а мне без тебя совсем никак.
Вот как-то так и живем.

09:23 

[295.

меня не помнят.
Утро у меня сегодня: кофе и немцы. А бессонница моя сидит на подоконнике, без сигарет, и, одичавшая совсем без внимания, ловит ладонями солнце. Бессонница - я успел уже по ней заскучать; а она тут как тут, а сигареты я заранее спрятал, а она сидит и косится на меня злобно так.
Мне сейчас с ней не хочется жить душа в душу; у меня проблем навалом, потому что я ухожу. Я ухожу и думаю, как бы уйти красивее, но все, что по-настоящему меня волнует, так это то, что работу по Стругацким я так, наверное, и не напишу никогда. А бессонница без сигарет и понтов сидит на подоконнике, болтает ногами и подбалтывает бормотанью Тэма из колонок, а я улыбаюсь и ухожу.
Пес прибегает ко мне в комнату, выплевывает корм перед моими ногами, и весь вид его выражает строчку из анекдота:
"Насяника, я тебе пожрать принес..."
А я ухожу, потому что так надо.

12:53 

[294.

меня не помнят.
Все равно я достал это небо.

07:57 

[293.

меня не помнят.
Вот так все и заканчивается. По утрам кофе становится холодным и невкусным, ты забываешь про сахар и про то, что ждать чего-либо вовсе уже необязательно. Но ждешь все равно, давишься этим кофе и хмуришься.
Весна роздана по кусочкам; теперь остается только ждать и печатать в перерывах, а ты ждешь чего-то другого, непременно по утрам, и непременно чтобы выжить; но, какая, в принципе, разница.
Так все заканчивается, так все начинается.
Здесь.

09:11 

[292.

меня не помнят.
Здесь были вести с полей.
Здесь я жаловался на то, что у меня получается все через жопу.
Как обычно, короче, получается.
Здесь я благодарил всех, кого можно.
Здесь, всех, кого нельзя, тоже, в общем-то.
Здесь был мечтательный вопрос: "Где-е?!"
Здесь был вопрос риторический по меркам понедельника: "Когда?"
Здесь я был.
А может, меня и не было.
Привет.

18:16 

[291.

меня не помнят.
Чертов марафон начинается завтра. Двадцать дней в среднем на все про все; и я почти уверен, что не выдержу и сдамся после первого же дня, но я никогда не стану собой, если даже не попытаюсь. Двадцать делится на пятнадцать и пять, и все это - слишком личное, и я хотел бы сказать спасибо кому-то еще раз, но пока я затыкаюсь и жду начала.
Начало завтра.
А мне уже хочется все бросить.
Вы пожелайте мне, что ли, удачи. Никогда раньше я не сбегал настолько стремительно и надолго в себя.

14:51 

[290.

меня не помнят.
я пропаду, я обязательно, определенно точно куда-нибудь пропаду,
только ты же все равно знаешь, что я не могу пропасть надолго.

09:04 

[289.

меня не помнят.
Считаем это шероховатой прихотью, весенним раздвоением личности, слишком густым туманом в наших краях, усиленным самопознанием, философским бредом, отсутствием денег, отсутствием сигарет, отсутствием денег на сигареты, причиной очередной проебанной лекции и неработающей зажигалки.
К слову, на поиски смысла жизни мне осталось всего-то навсего пара дней.
Пролистываем.

01:07 

[288.

меня не помнят.
Ты - мои шесть часов утра, когда все спят.

08:16 

[287.

меня не помнят.
Каждое утро, проснувшись, он разлепляет глаза, нашаривает под подушкой сотовый, смотрит на время. Утро у него - понятие собирательное, включает все двадцать четыре часа, ибо один только Тэм знает, когда же он ухитрился лечь, и, боюсь даже Тэм не знает, сколько он может проспать.
Каждое утро он бормочет себе под нос:
-Господи, очередное утро, и я все еще жив.
Я был там и все это видел, наблюдал, как он плетется на кухню с не зажженной сигаретой в зубах, как отводит взгляд от зеркала в прихожей - незачем пугать сонное подсознание, как готовит себе кофе наощупь.
Каждое утро он говорит:
-Я все еще жив, - ухмыляется, помешивает сахар в кружечке и добавляет. - А значит, вселенная так несовершенна.

08:42 

[286.

меня не помнят.
Мимо меня кто-то проходит. Кто все эти люди, я не знаю. Чьи-то лица, чьи-то обрывочные кошмары, яркие и чересчур реальные. Чьи-то сигаретные трупики с помадой на грязном фильтре, чьи-то ботинки, прямо по лужам. Чьи-то брызги в солнечных бликах. Чье-то небо; серое, хмурое - истинно осеннее, хотя на дворе почти апрель.
У меня книга с черновиками Стругацких в сумке, книги Стругацких на сотовом, экранизации Стругацких на ноутбуке. Диплом у меня по Стругацким, короче; а мне сейчас не до них. А мимо меня ходят люди, и сквозь строчки я вижу только его глаза.
Да, я по правде говоря, и ни буковки не вижу, только его глаза, так много - и так мало. И, господи, мимо меня все время кто-то ходит, как будто потрепанными кроссовками по моей могиле шур-шур, шарк-шарк, а он так улыбается своими этими глазами, что мне хочется задохнуться.
Депрессия у меня все еще, короче; а мне уже даже и не до нее.

09:21 

[285.

меня не помнят.
Эш говорит:
-Чувак, у тебя депрессия.
Я Эшу верю на слово. Эш не палит мой профиль в ласт.фм, но он знает, что когда я слушаю всякое старье, значит, дело плохо. Эш слышит, что доносится из моих наушников и ужасается. Эш знает: если я слушаю Брайана Молко, все еще хуже, чем можно было представить.
Я Эшу верю, он трясет своей блондинистой головой, и я никак не могу привыкнуть к его новому имиджу. Эш, это такое невыносимое существо, которое будет ебать мне мозги дольше, чем кто-либо другой, и от него не отъебешься, пока он не решит, что я в порядке. Признаться честно, я не в порядке.
Кого, кроме Эша, волнует, почему?
Сэм размахивает бутылкой пива, а я волнуюсь, что пиво разольется, хотя в любом случае мне не достанется ни капли.
Сэм говорит:
-Чувак, да у тебя депрессия.
Я вырубаю телефон и думаю, что для одного утра это как-то слишком.

10:01 

[284.

меня не помнят.
Сегодня в графу /скажите что-нибудь неожиданное о себе/ я вписываю: "В восторге от ватчмэна." и горжусь этим.

07:43 

[283.

меня не помнят.
Это похоже на тонкий подъеб со стороны судьбы. Нет, я все еще не признаю никаких других богов, помимо себя, и, быть может, Шона Моргана, хотя я все равно круче. И это все равно подъеб.
Вроде того, что Эш опять сменил имидж и перекрасился в блондина.
Вроде того, что тебе не до сна двое или трое суток, а потом ты хочешь спать настолько сильно, что снится тебе только то, как ты до смерти хочешь уснуть.
Тебе снится, что ты просыпаешься, тебе снится, что ты засыпаешь.
Вроде одной из шуточек Эрика, но это точно не он; потом я закуриваю прямо в постели и морщусь, слушая новый кавер Моргана на какую-то старую, мне доселе неизвестную песню. Шон, может, тоже бог, но кавер мне не нравится и я до сих пор считаю, что я круче.
Вроде того, что это все похоже на маленькую смерть, на один дурацкий клип сюжет которого впопыхах переписан Крипке на обратной стороне листочка со списком покупок.
Ты все еще до смерти хочешь спать, но все, о чем ты думаешь: лучше бы Эш перекрасился обратно в рыжий.

14:36 

[282.

меня не помнят.
Господи, храни местное почтовое отделение.

08:52 

[281.

меня не помнят.
Какой, к Черту, кофе, какие, к Тэму, энергетики, если у вас есть простреленная спина и вы вторые сутки натурально воете от боли?

08:21 

[280.

меня не помнят.
Я иду по собственным снам. По той их, знаете ли, разновидности, где сигареты хватает лишь на две затяжки. По тем самым снам, где я умираю - снова и снова.
Тогда каждое утро похоже на рождение. Ты открываешь глаза и понимаешь, что все еще жив. Что ты-сука-бессмертен. Что тебя ждет привычная первая утренняя сигарета - которую хватит минуты на три, и ударная доза кофеина чтобы разлепить глаза и не быть похожим на зомби.
Тогда каждое утро ты просто благодарен себе за то, что ты жив. Что можешь дышать и спокойно курить, что можешь еще сказать пару слов некоторым людям в душные пять утра и исполнить чью-то давнюю мечту - прыгнуть с парашютом.
Тогда каждую секунду ты продолжаешь помнить о том, что завтра может не быть. И тогда становится легче на что-то решиться и дернуться туда, куда дергаться - суицид чистой воды по твоему собственному мнению.
Каждое подобное утро похоже на житие, а не выживательство.
Но сегодня мне снились кошмары, и поэтому я посылаю с самого утра нахер все и всех; включая, кстати, вас.

23:28 

[279.

меня не помнят.
Сегодня я занимаюсь тем, что пересчитываю пепелинки на подоконнике.
Мне смертельно скучно, видите ли.

21:26 

[278.

меня не помнят.
Иду, значит, прямиком к киоску. Сигарет купить себе хотел, да закрыто на обед у них оказалось. Ну, думаю, козлы, и только собрался развернуться на свои законные сто восемьдесят по направлению обратно к дому, как вдруг, вижу - крыса.
Обыкновенная такая крыса. Черненькая. Хвост длинный, розовый, вылезает из-под ларька - стены там дурные, на несколько сантиметров - щель, уж не знаю, как местные Джамшу-уты тут стро-оят, но.. Вылезает, значит, из этой щели эта крыска, приподнимается, опирается на ступеньку рядом со входом. Двумя передними розовыми лапками опирается, смотрит на меня, усами дергает.
Я охренел прямо-таки.
Ну, представьте: вылезает из киоска крыса...
Смотрит на меня так вежливо, усами - дерг. Будто мол, извиняйте, мсьё, закрыто. Я ошарашенно киваю, крыса ухмыляется и заползает обратно в киоск.
А я охренел - ну и дальше себе иду. Сигарет-то надо купить. Непогрызанных еще желательно.
Так, значит, финансового кризиса у нас в городе нет. Зато есть крысы.

Все собаки попадают в.

главная