03:08 

[121.

меня не помнят.
Минус мои любимые наушники, которые я так любил - сдохли, твари; минус подготовка к экзамену по мифологии, ибо я бог, мне можно, минус три градуса и какое-то подобие снега на улице.
Не очень доброе третья января в два часа ночи.
Жизнь наполнена невъебенно интересными событиями, правда, я говорю не о своей жизни: мой моск сожрала мифология. Ладно-ладно, мой моск сожрали квиры, а участь мифологии - то есть, попытки к ней подготовиться - заключается в том, что изредка, когда кто-то вспоминает о моем экзамене и дожевывает нервные клетки воплями "А ты помнишь, что у тебя экзамен, скотина?", я нервно дергаю правым плечом и левым глазом и быстро-быстро киваю.
-Аи вонт ту гоу хом, - орем мы с браузером на пару вместо Фло.
Фло не орет, потому что наушники сдохли, а колонки лажают, зато мы с браузером уже отлично спелись. Кстати, браузер по умолчанию у Скай.фак.ера - Мозилла Факер.фокс.

19:13 

[122.

меня не помнят.
У меня сессия, кашель, слетевшие с катушек нервы и минус одиннадцать градусов на улице. У меня нет выхода, и на нервы действует Саша, тот, что Васильев, вторые сутки из колонок подпевая моим ожиданиям.
-Выхода нет, - повторяет Саша сотый раз. - Выхода нет.
Да, граждане, выхода действительно нет: но Саша поет о другом. Звук на колонках лажает, а наушники у меня сдохли, но Саша поет и поет, что-то о поездах и самолетах, что-то о девочке, что-то про огонь пулемета, снова и снова, сквозь треск левой колонки и откровенную лень правой. Саша поет о самолетах и поездах, которые сколько бы не летели, гудели или таяли, или что там они еще делают; я плохо помню, а расслышать нормально не получается. Саша поет о том, что выхода нет.
Саша поет о том, что нет другого выхода, кроме как проснуться в одной постели.
Девочка с глазами из талого льда умрет. Мы в похмелье расстанемся. Время будет лететь, как и самолеты, провода гудеть продолжат, и все это лишь ради того, чтобы мы проснулись - с тобой в одной постели. У нас просто нет другого выхода.
И я подпеваю Саше Васильеву.
А потом улыбаюсь.

22:15 

[123.

меня не помнят.
До того, как ты будешь волноваться, глядя на меня сверху вниз;
До того, как я буду вскрываться;
До того, как ты станешь ангелом;
До того, как ты умрешь.
До того, как ты будешь жить;
До того, как ты будешь трахать мне мозги;
До того, как я буду спать между вами обоими;
До того, как вы будете трахаться на моих глазах;
До того, как я буду умирать в вас.
До того, как вы оба будете сдыхать во мне;
До того, как ты увидишь, как я задыхаюсь;
До того, как ты будешь вызывать мне скорую;
До того, как ты запретишь мне умирать;
До того, как ты запретишь мне плакать.
До того, как ты будешь качать головой, глядя сверху вниз на меня;
До того, как я презрительно буду показывать средний палец небу;
До того, как я упаду на колени, умоляя тебя вернуться.
До того, как я проебу свой последний шанс,
До того, как ты возненавидишь меня за это
И до того, как я возненавижу себя.
До того, как ты изменишься;
До того, как ты не выживешь;
До того, как я буду валяться на полу в реанимации;
До того, как ты сдохнешь-сдохнешь-сдохнешь, сука.
До того, как ты поклянешься;
До того, как я ошибусь;
До того, пока ты родишься;
До того, как ты будешь врать мне ежесекундно;
До того, как ты убьешь меня
И до того, как я сам тебя убью.
До того, как ты используешь все, что только сможешь использовать;
До того, как ты проживешь это последнее мгновение;
До того, как я выживу;
До того, как ты не выживешь;
До того, как я сдохну дважды.
До того, как он позвонит;
До того, как ты будешь смеяться, глядя на меня сверху вниз;
До того, как позвонит кто-то третий;
До того, как вы рассмеетесь оба;
До того, как я выживу;
До того, как я закричу.
До того, как я буду умирать в кошмарах;
До того, как я буду спать с ножом под подушкой;
До того, как я не расстанусь с ножом;
До того, как я начну курить;
До того, как ты запретишь мне курить;
До того, как я тебя прокляну;
До того, как ты будешь проклинать меня в моих снах;
До того, как я буду умирать;
До того, как я выживу.
До того, как я перестану волноваться;
До того, как я стану не успевать каждый раз;
До того, как они будут умирать;
До того, как я буду умирать вместе с ними;
До того, как приедут менты и скорая;
До того, как ты сдохнешь;
До того, как он сдохнет;
До того, как сдохнете вы оба и все остальные;
До того, как я сам сдохну, до того, как я выживу
И до того, как не выживете вы оба;
До того, как не выживут все остальные.
До того, как ты родишься в очередной раз;
До того, как я в очередной раз потеряю тебя;
До того, как ты решишься на это;
До того, как решусь на это я;
Пожалуйста, не спасай меня - я больше не боюсь.

05:00 

[124.

меня не помнят.
Обращение.
Не проходи мимо, странник.
Возможно, я обращаюсь именно к тебе.

Обычная версия.
Режиссерская версия.

19:40 

[125.

меня не помнят.
Мифология имеет мой мозг уже неделю. Она достала меня больше, чем песенка про Зинедина Зидана, которая была популярна года полтора назад; больше, чем як-цуп-цоп мелодией на отцовском мобильнике; больше, чем реклама Колдрекса по телевизору и больше, чем запрет курения в общественных местах.
Достала больше, чем Регина Дубовицкая и Евгений Петросян; больше, чем звук "ку-ку" и вопль паравоза в только что загруженной Аське; больше, чем баннеры на сайте зайцев.нет и больше, чем очередное виндоусовское сообщение об ошибке.
Больше отсутствия новых цитат на баш.орг, больше повисающих периодически дайров и больше дайровской собачки, которая уже вторую неделю только и делает, что пьет и произносит тосты.
Достала больше, чем теплое пиво в тридцатиградусную жару; больше, чем обещания наших политиков; больше, чем разговоры комментатров футбольного матча; больше пиарской компании Первого Канала и больше, чем нитка, которая никак не хочет пролезать в ушко иголки.
Больше отходящих контаков в любимых наушниках; больше яичницы распиздяйской, приготовленной братом - подгорелой с одной стороны и недожаренной с другой; больше, чем услужливое голосовое сообщение об автоматическом обновлении Аваста; больше, чем холодный кофе без сахара; больше, чем блондинки на факультете журналистики; больше чем идиоты, ошибающиеся номером в пять утра и больше, чем поиск одинаковых носков с утра.

А уже послезавтра сдавать историю, кстати.
Поржем.

19:29 

[126.

меня не помнят.
Поговори со мной. Расскажи мне о погоде в Осло. Расскажи мне о проблемах нарушения сна. Расскажи мне хоть что-нибудь, например, об особенностях берлинской прессы году эдак в пятьдесят четвертом. Или в пятьдесят третьем. Мне все равно, в каком, если честно. Расскажи мне о солнечных бликах на ремешке твоих часов, или расскажи о том, почему ты не носишь часы. Я не знаю ничего о тебе и о твоих часах - существующих или несуществующих.
Расскажи мне - или я расскажу тебе пару смешных историй, или, может, пару анекдотов, или кину старую цитатку с баш.орг, или просто удивлю тебя своим идиотизмом - и ты улыбнешься. Я сфотографирую твою улыбку, повешу фотографию рядом с кроватью и буду смотреть на нее по утрам, радуясь жизни.
Поговори со мной, а я пока сделаю тебе кофе - с молоком или со сливками, или без молока и сливок, но с сахаром. Я буду смотреть, как двигаются твои губы, постукивая ложечкой по стенкам чашки, непременно белой и в блюдце; непременно крохотной, которая будет несколько контрастировать с твоим внешним видом. Она непременно вызовет у тебя улыбку. Я буду вспоминать твою улыбку перед сном и мечтать о сдаче сессии.

09:39 

[127.

меня не помнят.
Знаешь, в чем разница между тобой и мной?
Ты - борец за свою свободу.
А я просто Malbor'ец.

06:16 

[128.

меня не помнят.
Когда он всучивает тебе эту песню, он не говорит, что она взорвет тебе мозг и ты не сможешь слушать ничего другого около месяца, при самых лучших раскладах. Он просто улыбается и протягивает тебе наушники.
Все, что он говорит:
-Послушай.
И ты слушаешь эту песню, и куришь его сигареты. Он смотрит на тебя, ты смотришь в окно, вы курите его сигареты и слушаете эту чертову песню. У тебя левый наушник, у него правый.
И все, что ты думаешь:
"О, господи."
Все, что ты говоришь, беззвучно шевеля губами:
"Твою мать."
Он смотрит на тебя и улыбается. Песня продолжает звучать, и он ничего не говорит, а ты говоришь про себя. Или не говоришь, но просто думаешь, у тебя подрагивают кончики пальцев, а песня все не заканчивается.
Тебя хватает на три с половиной сигареты, прежде, чем ты чувствуешь тошноту, ты закрываешь глаза и медленно прощаешься с этим миром, пока звучат финальные гитарные аккорды, ты выпиваешь залпом кружку обжигающего кофе - и ничего не чувствуешь. Он смотрит на тебя. Улыбается. И продолжает молчать.
И все, что ты делаешь: выдергиваешь плеер из его рук, и возвращаешься на эту песню. И ставишь на репит. И дышишь. Как будто только так и можно дышать.
И ты думаешь о том, что твоя личная трагедия - быть музыкальной шлюхой, и может, там была еще пара умных мыслей, но ты не успеваешь их поймать.
И все, что он делает - улыбается. Улыбается и смотрит на тебя. А ты смотришь в окно. И еще, куришь его сигареты без перерыва. У тебя левый наушник, у него правый, и все, что происходит этим вечером - тебя не будет волновать до тех пор, пока аккамулятор в плеере не разрядится.

21:04 

[129.

меня не помнят.
Я питаюсь несданными рефератами и сигаретным дымом. Да и вообще, все, что у меня есть: сигаретный дым. Сами сигареты, увы, закончились. Закончился так же сахар, и теперь кофейный автомат выдает только гадкий черный кофе, который можно пить только от отчаянья. Впрочем, денег на кофе у меня тоже нет.
Вместо того, чтобы готовиться к экзаменам и работать над своей орфографией авторской, все, что я делаю: подбираю аккорды к этой мечте о суициде мальчика Даниэля. Мальчик Даниэль в свои юные годы поет и поет, и никто не слушает, что он там поет, все смотрят на него, а я подбираю аккорды и мечтаю о пачке Мальборо.
И Даниэль выводит:
-Хэлп ми, комфорт ми.
Даниэль выводит что-то еще.
А я вывожу аккорды.
Кстати, гитара сегодня меня не любит: рвутся струны. А потом я просто вспоминаю, что вообще-то играть на гитаре я никогда и не умел. Да и сейчас не умею. Кстати, гитары у меня тоже нет.
На улице плюс три градуса тепла и удушающе облачно. Никакого намека на снег, никакого намека на зиму. У меня начинается осень, а потом заканчивается сессия - но до этого еще надо дожить, и, может быть, я успею подобрать - читай: спиздить - аккорды. А может быть и нет. Я не уверен.
До одури хочется курить, и еще, может, зарываться в сугробы с головой.
А все, что у меня есть: отсутствие сигарет, отсутствие снега и острая тоска по тебе.
Читай: вот нихуя у меня и нет.

21:50 

[130.

меня не помнят.
Мой ноут сегодня фонетику не любит: когда я пытаюсь начать писать реферат, ноут зависает сразу же после открытия офиса. Я зависаю вместе с ноутом - фонетику я сегодня тоже не люблю, и реферат мне писать как-то не хочется.
Мой ноут сегодня любит Чада и Майка: они продолжают петь даже после того, как ноут совсем виснет и перестает делать вид, что работает. Чада и Майка я сегодня тоже люблю - они жрут остатки моего мозга. Мне иногда кажется, что мозга у меня слишком много - его все кто-то жрет и жрет, и он никак не заканчивается.
Чад и Майк тоже любят мой ноут, ведь благодаря ноуту Чад и Майк любят еще и друг друга. А фонетику Чад и Майк не любят, и когда я открываю умную книгу на главе про транскрибирование, Чад начинает заикаться, а его дорогой брат Майк начинает лажать. Поэтому книгу я закрываю, и люблю сегодня исключительно братьев Кроджеров.
А преподше по фонетике я буду рассказывать биографию Никльбэков.

20:51 

[131.

меня не помнят.
Дорогие мои москвичи. Я вас, конечно, люблю - всех и поголовно, но буду любить еще больше, если кто-то из вас найдет дом котенку. Котенок маленький. Котенок черненький. Котенка покусали, у котенка раны на мордочке и шее. Котенок домашний, котенок ласковый, котенку около года. Котенку просто негде жить.
Помогите животному, а?

19:12 

[132.

меня не помнят.
Хочешь послать меня к черту?
Посылай, я пойду.
Но только ты - со мной.

16:58 

[133.

меня не помнят.
Мы пили кофе у него на кухне, из колонок музыкального центра доносился голос Андрея, все было очень спокойно и очень по-домашнему уютно.
И он спросил:
-Ты действительно взял бы того котенка, если бы жил в Москве?
Я щурился, вглядываясь в его лицо. Подсознательно ощущал какой-то подвох, но деваться было, кажется, некуда - и я кивнул, со вздохом поддаваясь на провокацию чистой воды.
И он улыбнулся.
И промолчал.
Кофе остыл и сам собой допился, пепельнице не хотелось вытряхиваться, а меня дома ждала неубранная квартира. Впрочем, квартиру я все равно не убрал - вечером было лень, а утро началось с вопля Пита.
-Соу, сэнд зе пейн белоу, - кричал Пит посредством моего сотового откуда-то из-под подушки.
Я проворчал, что сейчас точно кого-то сэнд, и это будет даже не пэйн, и взял трубку, набирая полную воздуха грудь, дабы разразиться всеми матами на идиота, который вздумал звякнуть мне в столь раннее утро.
Часы показывали три минуты первого.
-Вы правда возьмете его? - спросили на том конце трубки.
Подвох не просто разростался до неимоверных размеров, но еще и пел и плясал прямо у меня в голове. Я наморщил лоб, пытаясь вспомнить, кого я там хотел взять. В голову полезли пошловатые ассоциации, и эта девушка, она вновь спросила:
-Вы его возьмете? - помедлила и добавила. - Он - помесь лайки с лабрадором, ему около полутора лет, и его зовут Тай.
Я еще не проснулся. Я еще плохо соображал.
И я спросил:
-Пес?
Оптимизма в голосе девушке прибавилось, и она согласно затарахтела.
-Пес, Тай, он ласковый, аккуратный очень, порядочный.
Я усмехнулся. Подвох пел, плясал, присвистывал и подсчитывал мои финансы.
-Просто вы - единственный, кто согласился его взять, вы же помните, его усыпят иначе, а ваш номер мне Марк оставил. Так вы правда...
И я сказал:
-Да.
Все, что успел сказать мне Марк за те несколько секунд, когда я пытался отдышаться после всего мата, обрушенного на него:
-За добрые дела приходится расплачиваться, Скай.
Вот Скай и расплачивается - подсчитывает финансы, надеется, что его не спустят с лестницы вместе с Таем и ноутом, и обнимает Тая одной рукой. За добрые дела приходится расплачиваться, и я думаю о том, что никогда не завел бы еще одну собаку. На этом моменте Тай поднимает голову, и по радио снова поет Андрей.
И Андрей говорит:
-Это твой щенок.
И я говорю:
-Ага.
И Тай кладет голову мне на колени.

Апд:
но вы посмотрите на эту морду.

21:14 

[134.

меня не помнят.
So, жизнь прекрасна и удивительная.
So, как ни странно, моя тоже такой бывает.
Но мне с утра пораньше желают мозга - и мозг появляется. Не мой, разумеется, но я списываю с чужого конспекта разницу между фальсификацией и мистификацией, и все, о чем я думаю: Тай и юные Никльбэки.
Но Тай смотрит телевизор и подает голос. Но Тай защищает меня; Тай рычит и гавкает на отца, когда тот называет меня долбоебом. Отец в ахуе, и я, вообще-то, тоже в ахуе; но как только отец затыкается, Тай утыкается в телевизор в очередную серию очередного сезона Солдат и реагирует, только когда я реагирую. Но Тай не отходит от меня ни на шаг.
So, Никльбэки в моей голове танцуют и пляшут.
So, песня, в русском обиходе известная как "Где мой моск?" актуальна, как никогда.

04:31 

[135.

меня не помнят.
Но разговаривать с тобой - все равно, что стоять на крыше в юные шестнадцать, рассуждая, что покончить с собой можно после выхода очередного альбома твоей любимой группы.
Но я набираю полную грудь морозного воздуха, но я затягиваюсь так, чтобы закружилась голова.
Но я говорю:
-Hello, hello.
Цитатой из семьдесят первых ЭсЭров.
Но я, как и в юные шестнадцать, решаю посмотреть, что будет дальше, как в дурацком боевике, где всем ясно, что главный герой умрет в конце, так как курить он не бросит, но все просто хотят посмотреть, каким образом он сдохнет.
Но я затягиваюсь.
Но я говорю:
-Привет, брат.

13:47 

[136.

меня не помнят.
А еще я верю во вторые шансы.

02:03 

[137.

меня не помнят.
"Мама," - мараю бумагу своими дрожащими пальцами. - "Мы все попадем в Ад."
Минус мальчик с плаката Мальборо, минус два градуса тепла на улице, минус чертов английский до следующего года и минус учеба вообще: ну нахуй эту учебу с такими знакомствами. Но; у меня есть все вторые шансы - они приходят изредка, независимо от того, веришь ты в них или нет; но - я все еще бог, и все тот же долбоеб; последним, как известно везет, пока у них в пачке есть хоть одна сигарета, даже если пачка помята, а сигарета так вообще в форме буквы "Зю."
"Мама," - вторит мне Джерард из полусдыхающих наушников. - "Мы все умрем, мамуля."
Но у меня - счастливые двадцать без одной; но я смотрю слезливые фильмы и пытаюсь вдеть нитку в ушко иголки. Кто-то здесь явно надо мной издевается: либо ушко, либо нитка, либо я сам над собой издеваюсь и этого никак не пойму - а что вы хотели вообще от долбоеба? Мне хочется отъявленного слэша и найти, наконец, место под парковку: тогда будет совсем замечательно. Не смотря на то, что машины у меня все еще не предвидится, у меня будут место под парковку и автомобильная зарядка для нокии.
"Мама," - говорю я в телефонную трубку. - "Айм окей."
И Джарерд кашляет в микрофон.

00:58 

[138.

меня не помнят.
Хоть объявление давай:
"Ищется идиот человек, которому можно скармливать свое вдохновение и кусочки от очередного фика."

Кстати, у меня все хорошо.

23:13 

[139.

меня не помнят.
Выдержки из биографии:
"Он всегда гордился собой, и, когда оказался на грани вылета из своего университета, с благодарностью думал об этом заведении: проучившись там всего полгода, он стал писать высокорейтинговые сцены так, что править их не было необходимости."

08:25 

[140.

меня не помнят.
Ублюдки из дома напротив шпингалетничают и страдают февралезависимостью. Ублюдки из дома напротив не видят в этой жизни ни одного светлого пятна. Мне наплевать, у меня на подоконнике вновь поселилась бессонница, сидит там, курит мои сигареты и распевает песенку о небесах на пару с Крисом Корнером.
Бессонница, как и собачники нашего района, выгуливающие своих питомцев между шестью и семью часами утра, весьма и весьма сознательна: она пытается вызвать у меня вдохновение. А Корнер, Корнер поет просто так, от нечего делать, Крис поет из любви к искусству; кстати, Крис тоже не помнит, как именно это самое искусство пишется.
У меня все очень хорошо, у меня все очень хуево; у меня как-то с серединки на половинку и по крайностям. Рандом у меня в плеере надо мной издевается, а я, в свою очередь, издеваюсь над ним. Я читаю свои собственные мысли с черного блокнотика, выходит это ну уж очень смешно, я разговариваю сам с собой, и среди сознательных собачников, разгуливающих между восемью и девятью часами вечера, я приобрел репутацию психа.
Кстати, сознательные собачники, разгуливающие со своими питомцами в районе двух часов дня, все время таскают с собой покет пожеванных карамелек: они все поголовно бросают курить и погрызанную палку на расстояние двадцать пять метров.
Ублюдкам из дома напротив я подарю фонарик к следующему празднику. Когда у нас там следующий праздник?

Все собаки попадают в.

главная