20:13 

[141.

меня не помнят.
С ним всегда так было: сядет писать прощальную записку, увлечется, очнется ближе к утру, и радостный побежит делиться новой идеей романа или рассказа с кем-то, чье имя с фамилией стояло в той самой прощальной записке после слов "в моей смерти винить".

21:52 

[142.

меня не помнят.
Скажи мне: "Удачной охоты."
Орать: "Акела промахнулся!" будешь потом, когда я вернусь оттуда живым.

09:12 

[143.

меня не помнят.
Восемьсот шестьдесят третий год. Они - священники. Они - распиздяи. Они - братья. Они любят друг друга. И у них есть миссия: странное задание, которое они успешно выполняют со второй попытки.
Это - смесь "Святых из трущоб" и моей ярой филологической любви к инцесту.
А теперь, внимание, вопрос:
Выкраивать несчастному трахеру, который и так в гробу высыпается, время на сей бред или нахуй надо все равно выкраивать?

00:07 

[144.

меня не помнят.
Плюс испанский, плюс немецкий, плюс дизайн рекламы выборочно с нашими журналистами, плюс Аваст, с которым я дружил всю ночь. Плюс кошмары на ночь, плюс доброе утро, плюс четыре градуса на улице, плюс больной желудок у Тайджи. Плюс гроб, в котором я буду отсыпаться, плюс жизнь, которая медом не кажется.
Плюс пародия на Шона Моргана, плюс сигарета, выпавшая изо рта, плюс пожар во всем доме, плюс - какое, нахер, доброе утро? Плюс нервы, плюс обрывки небесного, плюс Флориан - ах, Флориан-Флориан, плюс моя любовь к французскому, отложенная на следующий год. Плюс - а кто сказал, что я доживу до следующего года и меня не выгонят?
Плюс, я смеюсь: это нервное и несколько истерическое.
Плюс, я улыбаюсь: это sms.
Все будет хорошо, все будет хорошо. Это говорил Саша Васильев, потом какой-то Паша, потом это еще я говорил, и вчера это еще раз повторил мой брат.
А потом до Ская дошло, что хорошо действительно будет. Правда, один только хер знает, когда - и уж точно не мой хер.

20:15 

[145.

меня не помнят.
Прости за все,
И, ради Бога,
Перестань мне сниться.

08:49 

[146.

меня не помнят.
Ты слышишь эту песню, и с первых аккордов ты сползаешь на пол. Ты видишь этих двух мальчишек - двух подростков из неблагополучного квартала. Ты видишь их так ярко, так четко, всю их историю цветными кадрами, и кое-где обрывистой видеосъемкой. У тебя дрожат пальцы, ты сидишь на полу, и ты видишь, как именно должна закончится их история.
И хэппи энда не будет, этого хорошего конца в голливудских лучших традициях - его просто не может быть. И это уже не твои персонажи, они существуют сами по себе, и ты просто видишь их историю. И все, что ты можешь - записать это именно так, как видишь, не упустив ни малейшей детали.
Это единственное, что ты можешь для них сделать.
И ты делаешь.

22:00 

[147.

меня не помнят.
Твои вопросы, мои ответы. Что-то есть в этом такое нелогичное, как христианский рок саундтреком к инцестному рассказу. Как просыпаться в четыре утра от звона твоего имени. Как понятие "избавитель", применимое к моему преподу по испанскому. Как дружественный кивок человеку, чьего имени ты даже не знаешь. Как стодолларовая купюра - измятая и грязная. Как остывший кофе в восемь вечера. Как незажженная сигарета в зубах. Как ожидание. Как надежда.
Как что-то такое, чему нет объяснения.
Как комментарии дайровской собаки. Вы любите дайровскую собаку так же нелогично, как любим ее мы?
Как любишь ее ты.
Как люблю ее я.

23:15 

[148.

меня не помнят.
...думаешь: "нет."
говоришь: "да."

20:51 

[149.

меня не помнят.
Сломано все, все включено. Нервы содраны, нарыв вскрыт. А наружу вытекает гной, смешанный с кровью. Вы хотели эмоций? Вы хотели чувств? Уж извините, какие остались.
Когда ты ненавидишь себя – и еще сильнее – его, и еще, может, вас обоих, и ты больше не молишь – тебе некого упрашивать вернуть все назад. Когда ты понимаешь, что никогда бы не вернул все назад, даже если бы у тебя была такая возможность. Все, что ты видишь перед глазами – его глаза, и ты тонешь в его глазах.
Это все, на что ты способен.
Сдохнуть в нем, если у тебя нет права сдохнуть в одиночку.
Твой демон, твой убийца, твой спаситель – он никогда не даст тебе выбора. Даже альтернативы. Ты сам себе ее не дашь, ты сам продал ему душу. Ты даже не помнишь, когда это случилось, ты только можешь выделить момент, когда осознал это.
Как если бы Иуда повесился от любви к Иисусу – и предал бы его только из-за этого.
И ты давишься своими слезами, своей тошнотой, своей кровью, своим бессилием – давишься в подушку. И ты готов умереть за него – и готов жить, и эта пустота, когда у тебя не остается ничего своего, она накрывает тебя с головой.
Спасительная пустота, где нет ничего и никого, пустота, которая называется сном – ты просто проваливаешься. Ты проваливаешься в его глаза, потому что все, что тебе снится – он. Только он – и ничего, кроме него.
Сломано все.
Все включено.

22:48 

[150.

меня не помнят.
Коротко о главном:
кофе и сигареты я жив, я жив, я жив!

10:21 

[151.

меня не помнят.
Полторы недели проебанного испанского, и, мою бы мать, все будет хорошо. Несколько предрассветно, немного льда на улице, но - скоро весна. Мою бы мать, но - скоро весна.
Я черезвычайно авторски орфографичен, и, может быть, это даже к лучшему. Моя преподша по Графике Орфографии и Пунктуации так не думает, но это все равно к лучшему. Я встречаю рассвет на подоконнике, с перевязанным ухом незажженной сигаретой в зубах. Я взрываю небо неосторожным движением пальцев, и еще, может, последней оставшейся спичкой.
И конец, этот анхэппи энд апрельских пяти утра, он еще не вчитан.

23:57 

[152.

меня не помнят.
Продам вдохновение, недорого, срочно.
Просто мне очень хочется спать.

02:49 

[153.

меня не помнят.
Они вечно молодые, вечно пьяные, вечные мальчишки. Они Ангелы. Я до сих пор не могу их перечитывать, и слушать эту чертову песню тоже не могу.
Плюс дождь, плюс Люмэны, плюс небо - плюс три градуса на улице.
Они теперь живут здесь.

URL
08:40 

[154.

меня не помнят.
И если тебе вдруг захочется поговорить - я рядом.

18:17 

[155.

меня не помнят.
Это такой замкнутый круг. Мертвая петля. Зависание в воздухе на мгновение. Когда все внутри замирает от страха. Замирает от восторга. Замирает от бесконечной скуки. Плюс-минус десять минут, я опаздываю.
Плюс-минус полгода, но я еще не разучился сбегать. Сегодня - на один день больше, но, по большому счету, здесь нет никакой разницы. Сегодня - календарная весна, первое марта. Но я трахаю небо; у моих небес все еще февраль, тридцатое. Передавайте приветы, звоните; и даже то, что я не отвечу, ничего не изменит.
Плюс минус три недели, я все еще пишу этот бред, мы все еще пишем. Кто-то сказал, что все будет хорошо, и поэтому этот кто-то усиленно в это верит. И ты тоже веришь, и я тоже, наверное, верю.
Потому что надо во что-то верить, обязательно надо; пусть даже в большую медведицу.
Если верить приложению факер.фокса, на улице переменная облачность, плюс один градус тепла. Но это если верить. Но это примерно, это неточно. Это, в принципе, не особо-то важно.
Это, когда ты зависаешь в воздухе, и на какое-то мгновение, тебе кажется, что ты уже умер. Когда тебе кажется, что ты все еще жив. Плюс-минус ощущения, между которыми нет особой разницы, если они применимы к тебе.
Если они применимы ко мне.
Если они применимы к этому небу.

03:14 

[156.

меня не помнят.
Иногда ему хотелось, чтобы у него обнаружили СПИД. Чтобы всю ночь прорыдать в подушку, бросить работу, перестать трахаться направо и налево и начать следить за своим здоровьем. Ему хотелось сделать все это в один день, чтобы уже вечером ему позвонили, сообщив, что положительный диагноз - ошибка.
Ему казалось, что только таким образом он бросит так заебавшую его работу, прекратит увлекаться беспорядочными половыми связями и бросит курить.
Иногда, мне хотелось подделать его анализы, чтобы доказать ему, что он ничего не сделает.

16:02 

[157.

меня не помнят.
Скажи: "Здравствуй!" очередной неработающей зажигалке.

00:45 

[158.

меня не помнят.
И еще, знаешь, я никогда не понимал этого прикола: стоять на крыше, ожидая рассвета. Стоять, раскинув руки навстречу солнцу. Стоять, закрыв глаза, с сигаретой во рту.

09:46 

[159.

меня не помнят.
Это твое небо: предрассветное, или на закате. Твое небо, темно-красного цвета и со странным солоноватым привкусом. Твое небо, включая капли дождя на стеклах, блики света - твое, все, до кончиков пальцев. Там был еще мой город, который стал твоим городом, расплывчато, так, что не разберешь, где сделан снимок, так, что очертания зданий смылись. Ты только помнишь ощущения, ты только чувствуешь нутром - все здесь так, как и должно было быть. Но главное здесь все-таки небо.
Небо и его нервные окончания, по синапсам. Черт, прости, но мой школьный курс биологии прошел в прогулах этой самой биологии в местной курилке, так что я не помню, что есть этот загадочный синапс. Но, возможно, этот самый синапс - просто единственная ассоциация к названию поистине предрассветной песни, а возможно, это просто эффект третьей чашки кофе с утра после кошмаров и облачности.
Все получилось, как в дешевой мелодраме, с весьма предсказуемым концом и промокшими волосами, когда под дождем, когда на ветру, когда на подоконнике с сигаретой в пальцах. А пальцы-то дрожат, а небо смотрит на тебя. Или на меня смотрит. Небо-то улыбается, дождем и мелькающим закатным солнцем, небо-то, небо-то наше.
И в каждой капле, оставшейся на стекле можно увидеть киношный ролик, замедленная съемка ядерного взрыва. В каждой капле отражается небо. В каждой капле отражаешься ты.
Твое небо, несколько дней назад; я не помню точно, я лишь помню, что оно было именно таким.

08:44 

[160.

меня не помнят.
Она сидит на табуретке, вальяжно закинув ногу на ногу, и пьет кофе. Черный и сладкий, этот первый обжигающий глоток божественной жидкости с утра, это одна из ее традиций. Она пьет кофе по утрам ежедневно, вот уже пять лет. Перед этим она делает тест на беременность - вот уже два года. Последние две или три недели, тест показывает две полоски.
Она долго смотрит на экран мобильного, прежде, чем набрать чей-то номер. Я не знаю, чей, мне не видно со своего места. Наманикюренный палец давит на кнопочку сотового, и она ждет, чтобы собеседник взял трубку, прежде чем закурить. Я представляю, как ее собеседник подносит телефон к уху и говорит "Алло", или "Да", или "Привет", или что-то в этом роде, а вместо ответа слышит щелчок зажигалки и глубокий вдох.
Следущие несколько минут она молчит, она слушает, что он ей скажет. Выражение ее лица - восхищенно-насмешливое, и я делаю вывод, что она звонит своему мальчику. Она постукивает накрашенным ногтем по сигарете, сбивая пепел прямо на пол. Вопли ее мальчика, я улавливаю в них восторженную интонацию, и, судя по всему, ее мальчик еще не знает о том, что он - папочка.
Ей восемнадцать, она в третий раз сбегает из дома и сидит на моей кухне, слушая, что скажет ей ее мальчик. Своему мальчику, она ничего ему так и не сказала; ей восемнадцать, она беременна, и я не помню ее паспортного имени.
Наконец, она кладет трубку и смотрит на меня. Она улыбается.
-Нет, Скай, ты только послушай: он сказал, что сделает меня счастливой, он наконец купил мне перчатки с этими обрезанными пальцами.
Судя по ее улыбке, она - беременная и сбежавшая из дома, она действительно счастлива.
Я отворачиваюсь, глядя в окно, и думаю, где бы скачать первые шесть серий доктора Хауса.

Все собаки попадают в.

главная